Сергей Матвеев. Басни, стихи, статьи, песни, баллады, концерты










Гости из будущего

Сергей Матвеев. Стихи

Как волны океана бьют в гранитные берега, испытывая их на прочность, так и волны истории, вновь и вновь, испытывают нашу страну на верность Богу.

 

Иван Иваныч в день субботы
Обычай, чтобы соблюсти,
Оставив все свои заботы,
Задумал баньку развести.

Гнедка запряг в надежны сани,
Топорик за спину припас.
В лес недалекий за дровами
Отправился он в тот же час.

Февральский день звенит и блещет,
Голубоватый снег искрит,
Но уж природа рукоплещет
Весне, что в воздухе парит.

Скользят неслышно легки сани
На свежевыпавшем снегу.
Конек рокочет удилами
И ржеть кому-то набегу.

Иваныч, глядя на дорогу,
Смеясь тому, что коник ржеть
Всем сердцем благодарный Богу
Тихонько песенку поеть.

«Ах ты Русь, страна родная!
Я на свете был везде,
Но светлей родного края
Не увидел я нигде,
Не увидел, не услышал.
Да на все б закрыл глаза.
Но в чащобах нечисть дышит,
Зреет за морем гроза…»

Вдруг, конек рванул тревожно,
Подскочила аж дуга:
Из сугроба придорожна
Прямо вверх торчит нога.

Недалече там другая.
Вон, еще одна торчит.
И ямщик, с саней слезая,
В изумленьи говорит:

«И глаза не верят оба.
Будто кто-то головой
Побросал людей в сугробы.
Может кто еще живой?

Нет следов к ним, нет метели,
Чтоб следы могла укрыть.
Словно сверху прилетели.
Но ведь так не может быть».

Вдруг нога зашевелилась,
Забрыкалась вроде как.
И другая появилась
В очень странных лапотках.

«Ну, теперь не жди покоя,
Коль творятся чудеса.
Не похоже, чтоб такое
Ниспослали Небеса».

Заградясь от духа злобы,
Крест широкий положив,
Все же бросился в сугробы - 
Надо же спасать кто жив.

Выгреб всех, сложил на сани
И овчинкой прикрыл,
И тот час обратно к бане
Он конька поворотил.

«То, что дров не взял посуше
(В бане есть еще запас).
Не беда. Важней от стужи
Отогреть людей сейчас.

Все же странная поклажа,
И конек гнедой ворчит.
Если я нашел – пропажа,
Где-то о себе кричит».

Думал так себе возница,
Шестерых в санях везя:
«Безбородые все лица -
Чужеземные князья.

Ленты пестрые на шее,
Все затянуты петлей.
Может кто их срезал с реи,
Да в сугробы головой».

Мысли разные роились.
Под овчинкой стали ныть.
Разом все зашевелились -
Отогрелись стало быть.

Вот крыльцо крестьянской бани.
Всех завел идти кто мог.
Кто не смог, отнес руками.
Печь широкую разжег.

Гости быстро отогрелись -
Печи были хоть куда.
Зарумянились, зарделись.
От мороза нет следа.

Сняв с себя одежды мокры,
Побросали у печи.
И в холщовые полотны
Запахнулись. «Калачи

Вот вам да каша.
Надо б теплого поесть,
Чтоб пошла беседа наша,
Лучше бы к столу нам сесть».

Посадил гостей до бани
На дубовую скамью.
Пусть расскажуть яму сами -
Кто? Откель? Да почему?

Сам напротив сел. Такие
Времена теперь пришли -
Скрозь разбойники лихие
По Руси Святой пошли.

Осторожным быть полезно,
Чтоб не вляпаться в беду.
Хоть гостям на лавке тесно
Пусть побудуть на виду.

«Ну, речите, дорогие,
Как попали-то сюда?
Вы какие-то чудные -
Ни народ, ни господа».

«Мы начальники, министры,
Референты хоть куда.
Да к тому ж экуменисты -
Новой веры господа».

«Ух ты!
Православия святого
Не кому не отменить.
Это правило Христово
Нам позволит вечно жить».

«Как сознанье твое серо -
Православие старо.
На земле другая вера -
Слито все в одно… ведро.

Правда мы не знаем сами,
Что случилось с нами вдруг.
На веселый шумный саммит
Пригласил нас папа-друг.

Католический понтифик
Отпустил нам все грехи.
И развеял стары мифы,
Что мы злые пастухи.

А кудай-то мы попали,
Где все наши ФСО?
Видно здорово гуляли
Раз не видно никого».

«Вы попали куда надо, -
Им спаситель отвечал. -
Это видно вам награда
Всем кто саммиты встречал.

Век шестнадцатый ведется
От рождения Христа.
Сколково сельцо зовется.
Не слыхали никогда?»

В горле вдруг застряла каша,
И застряли калачи.
Рты раскрылись шире даже,
Чем у русской, брат, печи.

Тут кому-то дивный ангел
Выбил ложку из руки.
И она под стол упала
У Ивановой ноги.

Он, конечно, наклонился,
Чтобы ложку-то поднять, 
И рукою заслонился,
Чтобы глаз не осквернять.

Но увидел вдруг нечаянно,
Под столом средь этих стен,
Собрались как бы случайно 
Все двенадцать их колен.

Но не тех, что знает Время
И укажет со Христом.
А иное, злое племя
И опасное притом.

Встал судья, возвысив голос,
Чтобы слышали поля,
Чтобы слышали народы,
Чтобы слышала земля:

«Русь для вас - страна чужая.
И чужой для вас народ.
Вам нужна среда другая
И другой нужен полет.

Вы слегка не долетели.
В эту зиму и пурга
И обильные метели
Дали плотные снега…»

Вот такое приключилось
При Василие - царе.
Чем все это заключилось
Помнит летопись в Кремле.

Кто такой Иван Сусанин
Люди знают на Руси.
А Иван Иваныч Санин
Кто таков - ты расспроси.

Разгадав загадку эту,
Каждый человек поймет,
Почему же вся планета
Из Руси спасенья ждет!

Распечатать






© Официальный сайт Сергей Матвеева