Сергей Матвеев. Басни, стихи, статьи, песни, баллады, концерты










Памяти Клыкова

Клыков и Сергей Матвеев

В Москве и Курске в четь памяти Вячеслава Михайловича Клыкова с 19 по 25 октября прошли вечера и концерты мастеров искусств. Народные артисты, художники, общественные деятели, политики, москвичи и земляки Клыкова – куряне, праздновали день рождения (19 октября) великого скульптора.

Клыков – чрезвычайное явление в современной России и его безвременный уход (ему было только 66 лет) горько переживался не только творческим сообществом, но и простыми людьми. В нем сосредотачивалась честь русского человека, и так ярко, непреклонно и ясно выражался дух православного война.

В современных условиях главных стратегических противостояний – информационных, вся жизнь Клыкова как скульптора, как писателя и общественного деятеля выражалась в главном достоинстве человека – честности. Его работа и публичные выступления в средствах массовой информации были чужды политической коньюктуры дня. Все его творчество взывало к вечности!

В условиях бешенного озлобления, тщательно при этом скрываемого, к слову «русский» выраженного от паспорта до национального самоосознания, Клыков всегда с гордостью произносил: «Я – русский». В этом клыковском «я – русский» было не только национальная принадлежность по крови, но и по духу, определенному православной верой.

Приведу три эпизода из жизни моего друга – Клыкова Вячеслава Михайловича. Первый поведан его земляками, двум другим я был свидетель сам.

Однажды, в юности, в 15 лет, Слава Клыков стал участником большой деревенской ссоры местных ребят села Мармыжи, где он родился и вырос, и солдат, дислоцировавшейся неподалеку воинской части. Когда уже были накручены ремни, а с другой стороны «обласканы» дубины и штакетины с ближайших заборов, самый младший по возрасту Клыков (и с той и с другой стороны были  в основном 20-летние парни), попросил отойти в сторону «для разговора» «заводилу» армейцев. Смелость младшего из противников и самое главное – слова, которые были произнесены им, тронули сердце «деда» и через 10 минут все закончилось примирительными объятиями. А слова эти актуальны и сегодня: «Мы ведь русские. Нам нельзя биться друг с другом. Мы так много бед терпим из-за этого!»

Две другие повести из жизни художника несут глубокую символику.

Несмотря на известность Клыкова, на звание народного художника России, из более чем 250 памятников, посвященных славной и трагической истории страны, лишь один(!) - равноапостольным Кириллу и Мифодию на Славянской площади, был государственным заказом. (Через три месяца после его установки неизвестными была расстреляна лампада, горевшая под бронированным стеклом в основании памятника). Основную же долю расходов при установке большинства памятников несли русские предприниматели: Сергей Козюбенко, Николай Богатищев и Владислав Мещангин. Эти три богатыря были надежной опорой скульптора.

С гораздо большим вниманием относились к творчеству художника иностранные правительства Греции, Сербии, Италии. Вот так всегда – нет пророка…- доказательством этому и наградой служат два события.

После открытия памятника Божьему Угоднику Николаю чудотворцу в г. Бари и выступления Вячеслава Клыкова в составе представителей правительства Италии и мэра города Бари, о.Нектарий - игумен Радонежского подворья Троице-Сергиевой Лавры известный своей строгостью к чинам и в служении, наклонился и как мирянин священнику поцеловал руки скульптора. Смутившейся художник попросил встречного благословения.

Эти же руки, но в блаженном успении целовал, прощаясь после отпевания в храме Покрова Пресвятой Богородицы, выстроенном на средства Клыкова в родном хуторе Мармыжи Курской губернии, схимитрополит Ювеналий. Я видел, как горячая слеза скорби упала на руки доброго человека, художника и героя.

Эти два эпизода – признаки небесной награды за трудную земную жизнь христианского подвижника и невольно эти события сложились в строки.

 

Ушел! Закрылась тихо дверь.

Уходят тихо так святые.

В блаженной тишине теперь,

Сложились руки золотые.

 

Их со слезами целовал

Митрополит – России слава,

Какую, сердцем понимал,

Утрату понесла Держава!

В тяжелый для Отчизны год!

В разгар войны, страшней которой

Не видывал еще народ.

От своры нечисти матерой.

 

В ней собрались Мамай с Буланом –

Хазарский князь со злой Ордой,

Лжедмитрий с хищным Тамерланом

Объединились в орден свой.

 

Тевтонцы, шляхта и французы,

Как будто из могил восстав,

Склубились в тайные союзы,

Иуд безродных воспитав.

 

Злой дух с не виданною силой,

Таясь, не объявив войны,

К Руси святой и белокрылой

Стянул все полчища свои.

 

И в этот час сильней набата,

Среди опасной тишины

Художник голосом солдата

Будил защитников страны.

 

Неутомимо, без привала,

Порой все ночи напролет,

Рука красивая ваяла

Красивый, добрый свой народ.

 

В нем сердце детское играло,

В саду крестьянского двора,

И юность с озорством бывало

К ошибкам иногда вела.

 

Вобрав в себя всю силу края,

И дерзкий дух и красоту,

Наградами пренебрегая,

Он воплощал свою мечту –

О РУССКОМ ЦАРСТВЕ!

 

О русском царстве сердце билось,

Ударом гулким в небесах,

И слово истины светилось

В его бесхитростных устах.

 

Умолк…Теперь врагу в отраду,

Не зазвучит тугой набат,

Друзей, расстроенному ряду,

С трудом дается прежний лад.

 

Убит ли?... Может быть. Так много

Придумал враг лукавых дел,

Но воину не страшна дорога,

Он знает горький свой удел.

 

Все отболеется, вернется

Достойной жизни образец.

Недаром Русь святой зовется,

Недаром носит свой венец!

Недаром пал обильный колос,

В родную землю на поля,

Страна услышала твой голос,

Святая  курская земля!

 

Как атаман объединитель,

Живет твой сын в пылу сердец,

Как православия ревнитель,

Великий скульптор и боец!

Распечатать






© Официальный сайт Сергей Матвеева