Белый Ангел России


Рождество


Вот ангел белый на вершине
Среди блистающих снегов
Возвысил лик к небесной сини
И руки в чугуне оков.
Тяжел чугун, беззвучны цепи,
Лишь скрежет грубый и люты
Оковы черные, нелепы
Средь белоснежной чистоты.
Стоит, крыла сомкнув в бессильи,
Им не поднять литых цепей,
И молит Бога о России,
Не в силах сам помочь он ей,
А вкруг сидят, как на погосте,
Чужие средь белых снегов,
Играя на Россию в кости,
Творцы ее тугих оков.
Хулу, плевки и униженья
Смиренно ангел принимал,
Лишь рук безмолвное сниженье
Сказать могло, как он устал.

Ты сам виновен, ты, калека,
В пороке жил, твоя вина
В том, что царей твоих от века
Не вразумила седина.
Мы господа, пойми ты это,
И тщетен твой небесный зов,
Не одолеть всем силам света
Тобой заслуженных оков.
Но лишь один в лохмотьях странник,
К прозрачным ризам весь прильнув,
В отечестве своем изгнанник,
Не признавал его вину.
Прости меня, мой светлый ангел,
В твоих цепях — моя вина.
Прельщен был я, и вот изгнанник,
И вот ликует сатана,
И вот ликуют легионы,
Темниц бездонных миражи,
Законодатель беззаконных
Отверз их мрачны рубежи,
А я молчал, был равнодушен,
Как цепи начали ковать,
И отвратительно послушен,
Когда их стали примерять.
Прости меня, — изрек устало
И опустил свои глаза.
И на железо вдруг упала
Его горячая слеза,
И вдруг железо зашипело,
Как будто огнь в него проник,
Заклокотало, закипело
И растворилось в тот же миг.
Лишь облако, желто-зловонно,
К устам хулителей сошло,
Со вздохом страха изумленным
В утробы адовы ушло,
Какая ж сила в нас сокрыта!
И будет ли, уже ль пришло,
Слезой раскаянья омыто
России скорбное чело.